News > Evangelical preaching > Year with the elder Emilian (Wafidis)

Жизнь людей в Церкви во все времена представляла собой не простую вереницу событий, перетекающих из одного в другое, но получение опыта причастности Духу Святому и последующую передачу этого опыта пребывания с Богом.

Духовная жизнь всегда становилась реальной в случае, когда человек открывал словам Христа свое сердце с полным доверием. Эти слова звучат в Церкви всегда, ибо их произносят все наследники апостольской проповеди, среди которых стоят в одном ряду и великие проповедники, и духовные писатели, и богословы, и люди, которые порой даже не были грамотными, но, тем не менее, просвещены неземным светом боговедения.

В то же время, слова Христа порой не находят живого отклика в сердцах многих членов Церкви. Возможно, это происходит из нежелания последних реально следовать по указанному Им пути. А возможно, они не слышат Его и не понимают, что Он от них хочет.

В таком случае мы должны изучить опыт людей, которые смогли сами услышать Его слова, принять их, и применить в жизни. Такими людьми в первую очередь следует назвать тех, кого Церковь именует святыми отцами. Многие из них имели дар повествовать о вещах трудных для понимания так, чтоб всякий, слушающий – разумел.

Такие люди, подобно евангельской закваске, были предусмотрительно поставлены Богом на протяжении всей цепи человеческой истории, провожая желающих к встрече с Творцом. Есть они и в наше время. Одним из них можно с полной уверенностью назвать досточтимого старца Эмилиана (Вафидиса), который на опыте познал чудо встречи с Богом и что видел, о том засвидетельствовал.

Будущий духовник многих греческих монастырей родился в 1934 году в Никее Пирейской от благочестивых родителей. Род его имеет малоазийские корни. В дальнейшем проходил обучение в знаменитой богословской школе на острове Халки. От дедушки он унаследовал духовные и телесные дарования, а от бабушки – тонкую духовную интуицию. С детства отец Эмилиан ощущал желание посвятить себя Богу и проводил время в изучении Евангелия и святоотеческих книг, а также в непрестанной Иисусовой молитве, откуда черпал подлинные откровения и Божественное вдохновение.

Получив образование, он под влиянием воспитания и царившего в те годы настроения в обществе, стал помышлять о принятии духовного сана с высокой целью миссионерства за рубежом, однако решил, что было бы лучше начать подготовку к этой деятельности в каком-нибудь монастыре. Так в конце 1961 года он был поставлен игуменом в монастырь Преображения в Великих Метеорах. Там отец Эмилиан жил сначала в одиночестве. Несмотря на свое хрупкое здоровье, он неутомимо совершенствовался в аскетической, сокровенной и таинственной жизни, подкрепляя себя великодушным терпением. Ночи проводил в бдении, непрестанно молился, скрупулезно и систематично изучал аскетические и прочие святоотеческие творения. С неутолимой жаждой он искал и исследовал все тексты, относящиеся к организации и деятельности православного монашества, особенно общежительного, вникал в содержание монашеских установлений Православной Восточной Церкви и уставов выдающихся древних монастырей.

С самого начала своей жизни в Метеорах отец Эмилиан установил духовные связи с современными ему подвижниками: отцом Афанасием (Хамакиотисом), отцом Димитрием Гагастафисом, отцом Амфилохием Патмосским, отцом Филофеем (Зервакосом), отцом Симоном (Арванитисом), отцом Дамаскином (Катракулисом). В этот же период старец сблизился со знаменитыми ныне сербскими иерархами, высокопреосвященным Амфилохием (Радовичем) и преосвященным Афанасием (Евтичем) – тогда еще студентами Афинского университета, духовными чадами святого старца, прп. Иустина (Поповича), столпа Сербской церкви.

В то же время он начал совершать и паломнические поездки на Святую гору, желая обогатиться духовным опытом ее подвижников. Там он познакомился с блаженной памяти старцем Паисием и, поднявшись почти до вершины Афона, встретился с великим делателем послушания отцом Ефремом Катунакским, через которого он впитал учение и дух великого старца Иосифа Исихаста. В этом духе на первое место в своем общежительном монастыре старец Эмилиан поставил сочетание послушания и умного безмолвия. С тех пор между ним и отцом Ефремом установилась особенная духовная связь.

Желая обрести более подходящее для монашеского жительства место, вдали от шума и наплыва туристов, братство Великих Метеор в конце 1973 года переселилось на Святую гору. В том же году отец Эмилиан стал игуменом обители Симонопетра. С мудростью и рассудительностью он принял святогорскую традицию с ее уставами и опытно пережил его на очень высоком уровне, но, основываясь на Божественных писаниях святых отцов, которые он усердно изучал, приложил к ней и свою личную печать.

Как игумен, старец участвовал в общественных делах Святой горы, в заседаниях ее высших законодательных органов, в регулярных и внеочередных заседаниях Священного Кинота, охотно содействуя своим опытом и рассудительностью разрешению многих святогорских проблем. Многократно отец Эмилиан представлял Святую гору перед Вселенским патриархом, государственными органами и в других местах. «Всегда видя перед собой Господа», старец принимал любые затруднения свободно и естественно, с абсолютным спокойствием и радостью, как Божие благословение.

Из богатого духовного наследия старца лишь малое количество текстов было опубликовано в период его деятельности, так как он сам, имея единственной целью воспитание и душевное благоустроение своих чад или церковной паствы, смиренно избегал издания своих книг.

Слова старца Эмилиана обнаруживают опытное знание обсуждаемых вопросов, его поучения отличаются глубоким анализом разбираемых тем и непосредственностью в манере изложения. Беседы старца составляют многоценное наследие и духовную сокровищницу. Время игуменства старца в монастыре Симонопетра считается ныне одним из благословенных периодов его новейшей истории. Именно в этот период и вся Святая гора, при покровительстве Богоматери, наполнилась монахами и пришла в цветущее состояние.

Геронда Эмилиан – анатом и врач человеческих душ. Он обладает способностью проникнуть в глубину человеческой души, поставить диагноз его духовному состоянию, выявить действие страстей и помыслов, найти причины их появления и предоставить способы их врачевания.

Автор непрестанно возвращается к учению святых отцов и многовековому опыту Церкви византийского периода. Церковь принимала с большой свободой, без всякой предвзятости сочинения самых различных традиций, лишь бы они были верны священным догматам. Так же поступает и старец, выбирая тот или иной материал. Отталкиваясь от какого-либо из изречений святого мужа, старец свободно развивает свою мысль в любой сфере богословия, науки, искусства. Он способен соединить аскетическое подвижничество той давней эпохи с современной действительностью. Выводы, которые делает старец, поражают, воодушевляют и назидают читателя.

Слово старца исполнено истины и внутренней силы. Он не стремится приукрасить действительность, уловить похвалу людей, утаить правду. В каждом случае он передает только то, чему его научил Дух Божий, и поэтому всех, следующих его духовным наставлениям, приводит к встрече с Богом.

Как и все великие современные старцы Святой горы, старец Эмилиан не учил чему-то своему. Он ничего не придумывал, не вносил новшеств. Единственное, что он делал, – это передавал то наследие, которое дошло до нас от первых времен монашества. И, тем не менее, в его устах это учение приобретало совершенно новую жизнь и исключительную актуальность. Это был не простой пересказ, но выражение того, что пережил и испытал сам старец Эмилиан, водимый Святым Духом. И поскольку Дух, наставлявший его, был Тем же, что некогда вдохновлял великих отцов древности, в словах старца и текстах IV-V веков обнаруживается полное единство, удивительное согласие.

Наряду с послушанием, старец Эмилиан Симонопетрит настаивал на необходимости аскетических упражнений в обращении внутрь себя, трезвении и молитвы. Ему хотелось, чтобы человек был подобен херувиму, чтобы его ум был внимательным, на страже от всякого прилога греховного помысла, чтобы он был в состоянии готовности и духовной бдительности при непрестанном призывании Божественного имени.

Одновременно большое значение он придавал межличностным взаимоотношениям. Качество христианина, говорил геронда, отражается в его обращении с братьями. Все христиане должны, по апостольской заповеди, оказывать послушание друг другу: «Все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием». Такая самоумаляющаяся любовь являет их родство с кротким и смиренным сердцем Христовым.

Те, кто жили со старцем Эмилианом в годы, когда его братство после ухода с Метеор поселилось в монастыре Симонопетра, сохранили в своих сердцах память о беседах, в которых старец предлагал свое слово духовным чадам. Братство собиралось вокруг него иногда в каком-либо помещении, а иногда на одном из балконов, высившихся над морем. Поучение сменялось живым обсуждением, которое продолжалось под звездным небом, при журчании протекавшего внизу потока. Такие же беседы продолжались и в последующие годы. Старец нередко говорил без подготовки на свои любимые темы или о том, что касалось повседневной жизни.

Если попытаться дать оценку комментариям архимандрита Эмилиана, то без преувеличения можно утверждать, что они стоят в одном ряду со многими творениями святых отцов.

Мы убеждены, что изучение наследия геронды Эмилиана вдохновит подвизаться «подвигом добрым» не только православных монашествующих на их пути к святости, но и всякого мирского читателя, «упражняющегося в благочестии». Ибо духовная жизнь одна и для монашествующих, и для христиан в миру.

 


 

Comments   

 
0 #1 JessieChief 2018-03-28 12:45
I have checked your site and i've found some duplicate content,
that's why you don't rank high in google's search results, but there is a
tool that can help you to create 100% unique articles, search for: boorfe's tips unlimited content
Quote
 

Add comment


What format of religious education for children is needed according to your oppinion?

Loading...

Today

Tuesday July 17, 2018 / July 4, 2018

8th Week after Pentecost. Tone six.

Holy Royal Martyrs of Russia: Tsar Nicholas II, Tsarit-sa Alexandra, Crown Prince Alexis, and Grand-duchesses Olga, Tatiana, Maria, and Anastasia, and those martyred with them (1918). St. Andrew, archbishop of Crete (712-726). Venerable Martha, mother of St. Symeon Stylites the Younger (551). Venerable Andrew (Rublev), iconographer (1430). New Hieromartyr Hieromonk Nilus of Poltava (1918). New Hieromartyr Demetrius priest (after 1937) New Hieromartyrs Sava (Trlajic), Bishop of Gornji Karlovac and George of Serbia (1941). Burial of St. Andrew, prince of Bogoliubsk (1174). Uncovering of the relics (1507) of Venerable Euthymius the Wonderworker, archimandrite of Suzdal (1404). Martyrs Theodotus and Theodota at Caesarea in Cappadocia (108). Hieromartyr Theodore, bishop of Cyrene in Libya, and with him Martyrs Cyprilla, Aroa, and Lucia (310). Icon of the Mother of Godof "Galatea". Venerables Tikhon, Basil and Nikon Monks of Solovki. St. Andrew the Russian of Cairo (1174). St. Donatus of Libya, bishop (Greek). St. Asclepias the Wonderworker (Greek). Hieromartyr Theophilus (Greek). St. Menignus, monk (Greek). Hieromartyr Theodotus (Greek). Hieromartyrs Innocent and Sabbatius and 30 others with them in Sirmium of Pannonia (304). Translation of the relicts of St. Martin the Merciful, bishop of Tours (397). St. Urlich of Augsburg and Bavaria (973).
Монастыри и храмы УПЦ Десятинный монастырь