Книги моралий

Свт. Григория Двоеслова

или Толкование на «Книгу Иова».

Том третий, часть пятая.

Книга XXV.

Объясняется тридцать четвертая глава с девятнадцатого по тридцатый стих, обсуждаются наказания отверженных и тайна суда Божьего.

1. Сам способ создания человека показывает, насколько он превосходит все вокруг сотворенное. Ибо разум, дарованный человеку, провозглашает, насколько природа человека превосходит все вещи, которые ограничены либо сроком жизни, либо смыслом, либо причиной. Но, поскольку мы закрываем глаза на внутренние и невидимые объекты, и акцентируем их на тех, которые видим, мы чаще всего почитаем человека не за то, кем он является внутри себя, но за то, что с ним случается. И так как мы часто не смотрим на то, что человек представляет внутри себя, а только на то, что он может сделать, в отношении к людям, на нас влияют не сами люди, а то, что случайно им принадлежит. Таким образом, часто происходит, что даже человек, внутренне нами не уважаемый, от нас внешне получает почести; и в то время, как он удостоен от нас почестей за то, что вокруг него ему принадлежит, он по своим собственным делам ценится нами очень низко. Но, Всемогущий Бог рассматривает поведение людей, только исходя из природы их желаний, и часто выносит суровое наказание только затем, чтобы дать тем самым больше возможности служить Ему. Как Сама Истина свидетельствует: «…кому дано много, много и потребуется…» (Лк. 12:48). Потому хорошо сказано Елиуем:

Стих 19. «Кто не смотрит на лица князей, и не предпочитает тирана, выступающего против бедного…» (Иов. 34:19)[1].

2. Под «князем», или «тираном» нужно понимать всех гордых людей; а скромный человек обозначается словом «бедный». Он не предпочитает тирана, выступающего против бедных, потому что заявляет, что на Суде не знает никого из людей гордых, которые в настоящее время угнетают жизнь скромных, говоря: «…не знаю вас, откуда вы» (Лк. 13:25); а поскольку Он Своей силой может разрушить его, когда пожелает, т.к. создал его Своей силой, когда пожелал, как аргумент добавляется:

«…Потому что они все деяния рук Его» (Иов. 34:19)[2].

И сразу же после этого приобщается:

Стих 20. «Внезапно они умирают, и люди будут кланяться в полночь, и они исчезают…» (Иов. 34:20)[3].

3. Однако, проходит много времени, прежде чем нечестивые забираются из этой жизни, но они забираются внезапно, в одно мгновение, т.к. не знают, как предвидеть свой конец и подготовиться к нему, думая о нем. Этот миг наступает внезапно для любого, кто заранее не думал о нем. Богатый человек забран вдруг, он оставил заранее построенные здесь дворцы, которые строил, и нашел себе место в аду, которое не искал (см. Лк. 12:16-20). Он использовал свою душу, направляя ее силы в одном направлении, а по приговору расстался с ней в другом направлении. Он направил свои мысли на одни объекты при жизни, а получил другое, когда умер. Он потерял все временные вещи, о которых давно заботился, и обрел вечные, которых не искал. Результатом его слепого невежества был Божественный приговор: «…в сию ночь душу твою возьмут у тебя…» (Лк. 12:20). Итак, та душа забрана ночью, которая потерялась в слепоте своего сердца; тот был забран в ночи, кто отказался наслаждаться светом для рассмотрения того, чтобы предвидеть возможные страдания. Об этом справедливо говорит своим ученикам ап. Павел, чтобы они думали о будущих вещах: «Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать. Ибо все вы - сыны света и сыны дня: мы - не сыны ночи, ни тьмы» (1 Фес. 5:4-5). Смерть забирает в ночи, когда изгоняются души глупцов, которые не смотрят вперед в будущее. Потому он здесь говорит: «…и люди будут кланяться в полночь, и они исчезают…». Склоняются вниз и уходят в полночь те, кто унижены и сметены темнотой своей халатности. Они склоняются вниз по приговору Судьи, пред Которым в настоящее время отказываются склониться со смирением сердца. Но избранные склоняются в смирении по собственному желанию, чтобы в смерти не быть склоненными против своей воли. Поэтому о детях преследователей Святой Церкви сказано: «сыновья тех, которые угнетали тебя, приклонятся пред тобой» (Ис. 60:14)[4].

4. Он правильно говорит об умирающих «исчезнут», а не, скажем, «пройдут»; ибо, живя в мире, мы ежедневно движемся к своему концу, и проходим по этой жизни, оставляя следы на дороге. И каждый пройденный день приближает нас на нашем пути на какое-то количество шагов к условленному месту. И каждый добавившийся год уносит эти шаги прочь; а оставшееся время нашей жизни все уменьшается и уменьшается, исчезает. Первый человек был создан таким, что оставался неизменяемым, поэтому не путешествовал во времени. Он пребывал неизменным, и хотя мгновения уходили, он не приближался к концу своей жизни из-за увеличения своих прожитых дней. И он стоял тем тверже, чем ближе прижимался к Тому, Который всегда неизменен. Но после того, как он коснулся запретного, нарушив закон своего Творца, он начал двигаться вперед вместе со временем. Он потерял именно неизменность бессмертного состояния, поэтому поток смертного существования поглотил его. И только двигаясь от молодости через возрасты своей жизни к смерти, он узнал, кем был, когда оставался неизменным. А т.к. мы все произошли от него, то храним эту горечь изменений в наших корнях. Поскольку мы получаем наше происхождение от него, мы наследуем его жизненный путь. И с момента нашего рождения, каждый день, что мы живем, проходит, исчезая и укорачивая нашу жизнь, от чего длина нашей жизни с каждым прожитым днем уменьшается, хотя мы привыкли думать, что наша жизнь с каждым прожитым днем удлиняется. Мы ежедневно с рождения, с увеличением наших дней, подходим к порогу смерти, потому об умирающих хорошо сказано, что они не просто проходят, но исчезают. Ибо они проходят, только пока живут, но исчезают, когда умирают. Далее следует:

«…И они будут забраны без руки, не силою» (Иов. 34:20)[5].

5. Он разумеет под этими словами: «по Божественному суду». Будут забраны без руки те, кто своей рукой были жестоки к другим. Будут забраны «без руки», потому что будут насильно незримо вырваны внезапной смертью те, кто привыкли открыто быть жестокими к другим. Они видели тех, к кому при жизни проявляли насилие, но сами не увидят приближения своей смерти. Жестокие забраны «без руки», потому что не видят, кто их забирает, но все же не могут не спешить вперед к окончанию своих дней. И им следует тем более суровое наказание, чем больше времени они прожили во грехе, ибо Бог грешника наказывает тем более строго, чем дольше он нес грех в себе. И часто бывает, что в то время, когда Божественная милость ждет от грешников покаяния, они погружаются во всю большую слепоту сердца. Потому написано: «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога» (Рим. 2:4-5). Посмотрите, в то время, когда злой человек издевается над теми, над кем может, угнетая слабых, и долгое время предается своим греховным желаниям, он не поражается сразу, его наказание откладывается вплоть до самого конца, и потому кажется, что Бог не видит его злые дела. Но, после того, как сказано о смерти, сразу же справедливо добавлено о Господе:

Стих 21. «Ибо очи Его над путями человека, и Он видит все шаги его» (Иов. 34:21).

6. Не верится, что Он видит это, все то время, как злой человек безнаказанно совершает все то зло, которое только может. Кажется, что Бог не видит дела нечестивых, ибо откладывает их справедливое осуждение; и Его великое терпение часто расценивается как своего рода невнимание. Злой и сам считает, что Бог не видит его грехов, так часто, как он грешит, потому что чувствует себя безнаказанным. Потому сказано одним мудрецом: «Не говори, я грешил, и какой вред от того случился со мной?» (Сир. 5:4)[6]. Он не хочет исправить то зло, за которое не понес наказания, которого заслуживает; и чем с большим милосердием он пощажен, тем более впал в нечестие, и, пренебрегши долготерпением Божественного милосердия, добавил к своим грехам еще то обстоятельство, посредством которого должен был быть исправлен. Как говорится самим Иовом: «Бог дал ему место для покаяния, и он хулил его в гордости…» (Иов. 24:23)[7]. Кроме того, из-за того, что он сразу не страдает от наказания, которого заслуживает, то и не считает, что его поведение не угодно Богу. Итак, пусть он идет, зачиная по дерзости любого рода богохульство; пусть заполняется греховными удовольствиями; пусть отнимает чужое и насыщается гордостно от угнетения невиновных. И, т.к. он еще не поражен, то пусть считает, что его пути не наблюдаются Богом, или, что еще хуже, что они утверждены Его властью такими, как будто угодны Ему. За это падет на него полный, внезапный и вечный удар. И он, когда увидит себя осужденным неожиданной смертью в наказание за всю свою вину, признает, что каждая вещь наблюдается Богом. Он в своих мучениях откроет глаза, которые долго оставлял закрытыми во грехе. Он будет знать, что праведный Судия заметил каждую вещь, от которой он не может сейчас воздержаться, чтобы избежать пребывания в своих грехах. Нечестивый вдруг неожиданно узнает, что глаза Господа «…над путями человека, и Он видит все шаги его». Как будто бы он сказал: «Он в конце не оставит те грехи безнаказанными, за которыми долго наблюдал с милосердным терпением». Ибо вот! Вдруг сметен человек жестокости, и его грехи, которые были пережиты Его терпением, теперь повергли его в наказание. Пусть потом никто не говорит, что Бог не замечает поведения людей, когда видит, как какой-либо нечестивый падает во грех без ограничений. Ибо тот, кто долго терпится, забирается неожиданно.

7. «Шагами людей» называются либо наши отдельные действия, которые мы совершаем, либо изменчивость наших сокровенных мыслей, которыми мы, как шагами, либо удаляемся от Господа, когда грешим, либо подходим ближе к Нему святостью. Ум на столько шагов приближается к Богу, сколько в нем рождается святых чувств. И, опять же, он отходит от Него настолько шагов, насколько много и неправедных порочных мыслей появляется в нем. Потому часто происходит, что, хотя желания ума еще не перешли в действия, но грех уже родился, по причине виновности самой мысли. Как написано: «рука в руке, не означает невиновность нечестивого» (Притч. 11:21)[8]. Соединенные руки обычно означают, что человек в этот момент отдыхает и не осуществляет никакого действия. Потому сказано, что: «рука в руке, не означает невиновность нечестивого». Как будто он говорит: «Даже когда руки сложены вместе и отдыхают от греховных поступков, нечестивый по своим мыслям все равно виновен». Если мы знаем, что не только наши действия, но даже наши мысли строго взвешены, то, что же ждет нас за наши злые шаги в поступках, если Бог судит так подробно даже шаги нашего сердца? Ни один человек не может стать свидетелем тайных шагов нашего ума, но в глазах Бога, мы делаем так много шагов, как много желаний сделать какое-либо движение возникает у нас в сердце. Мы падаем перед Ним так часто, как часто уклоняемся от прямого пути непостоянством мысли. Если бы такие частые падения наших умов не были видны Его взгляду, Он не сказал бы пророку: «…удалите злые деяния ваши от очей Моих…» (Ис. 1:16). Но, говоря так, Он свидетельствует, что, как бы, с великим трудом терпит множество нашего тайного беззакония. Ничего не может быть скрыто от Него, а потому каждая незаконная мысль, которую мы тайно обдумываем, является оскорблением для Его взгляда. Ибо, сказано: «…все обнажено и открыто перед очами Его…» (Евр. 4:13).

Потому тут же должным образом продолжается:

Стих 22. «Нет тьмы, ни тени смертной, где могли бы укрыться делающие беззаконие» (Иов. 34:22).

8. Что он назвал «тьмой», если не невежество, и что «тенью смерти», если не забвение? Ибо о невежестве некоторых сказано: «их ум затемняется тьмою» (Еф. 4:18)[9]. И о забвении, которое приходит на нас в момент смерти, написано: «в тот день все их мысли погибнут» (Пс. 145:4)[10]. В тот момент все, о чем думал человек в течение жизни, полностью предано забвению по причине смерти, ибо забвение - вид «смертной тени». Как вмешательство смерти кладет конец деяниям жизни, так вмешательство забвения уничтожает то, что существует в памяти. Но, поскольку Бог не пренебрегает узреть злые мысли, и не забывает о злых делах (за исключением, когда они действительно вычеркнуты из Его взора покаянием), он правильно сказал: «Нет тьмы, ни тени смертной, где могли бы укрыться делающие беззаконие». Как будто бы он сказал: «Никто не скроется от Его суда, по той причине, что для Него невозможно не увидеть то, что мы делаем, или забыть то, что Он видел».

9. Слова «тьма», или «тень смерти» можно понимать также и в другом смысле, ибо каждое изменение чего-либо, является своего рода подобием смерти. То, что изменяет любую вещь, как бы отрезает от нее то, что она имела в себе раньше; и она перестает быть тем, чем была раньше, а начинает быть чем-то другим. Только наш Создатель, Свет истинный, не затемняется превратностями изменений, т.к. в Его собственной природе нет дефектов. Его природа - сиять неизменно, мрак и тень смерти в Нем не существуют. Потому и написано: «…у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иак. 1:17), и, ап. Павел говорит: «единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может...» (1 Тим. 6:16). Мы все знаем, что душа человека и ангельские духи были созданы бессмертными, почему же по словам апостола только Бог имеет бессмертие, и действительно не умирает, и только Он никогда не изменяется?

10. Душа человека не пала бы, если бы не была изменчива. И, будучи изгнанной из радостей Рая, если бы она была не способна к переменам, то никогда бы уже не могла вернуться к жизни. Но, стремясь вернуться к жизни, она вынуждена нести проблемы, связанные с ее изменчивостью. Она была вылеплена из «ничего», поэтому утонула бы, если бы не поддерживалась рукой своего Творца в состоянии священного желания вернуться к жизни. Она творение, склонное к падению, ибо, рассчитывая только на собственные силы, она способна только падать вниз, очертя голову. Но, только твердо опираясь на Творца, поддержанная рукой Его любви, чтобы не упала, пока она не перейдет в состояние неизменности, она действительно бессмертна.

11. Ангельские духи также были сотворены изменчивыми по своей природе, так что могли по собственному желанию упасть, или по собственной воле устоять. Но, поскольку, они смиренно решили держаться за Того, Кем были созданы[11], они преодолели изменчивость, присутствующую в них, становясь неизменными, заслуженно преодолевая изменчивость, которая была характерна для их природы.

Не страдать тенью невежества и изменчивости, есть свойство исключительно Божественной природы, поэтому справедливо сказано: «Нет тьмы, ни тени смертной, где могли бы укрыться делающие беззаконие». Чем более неизменно вечный Свет, т.е. Сам Бог, светит в сердце, тем более пронзительно человек видит, и не находится ни в неведении о том, что скрывается в нем, так как Свет проникает во все вещи, и не забывает о тех делах, которые осветил, т.к. это длится без изменений все время. И как часто мы в нашем сознании замечаем любую недостойную мысль, так часто грешим в свете. И, когда мы движемся в нечестии, тогда восстаем против Него, от Которого мы заслуженно далеко. И, когда мы сами не хотим видеть, мы как бы держим глаза закрытыми от солнечного света; т.е., мы скрываем Его от себя, но никак не скрываемся от Него. Давайте сейчас, пока мы в состоянии, уничтожим наши злые помыслы и тем более злые дела, из поля зрения вечного Судьи. Давайте представим пред глазами нашего сердца все зло, которое мы совершили через грех самонадеянности. Давайте не будем лелеять наши слабости, и мягко оправдывать грехи, которые свет освещает в памяти. Чем больше мы осознаем в себе зла, тем лучше послужим себе. Пусть этот список не поставит пред нами будущий суд, а все эти грехи будут осознаны нами, и пусть к радости мы преобразуемся посредством покаяния. Поэтому, описав наказания злого человека, он далее продолжает:

Стих 23. «Это больше не во власти человека, чтобы прийти к Богу на суд» (Иов. 34:23)[12].

12. Большего обсуждения требует тот стих, пренебрежение которым будет для нас более болезненным. Здесь, несомненно, не имеется в виду то, что влечет за собой вечное наказание, но то, что, благодаря нашему разговору, поможет задуматься и очистить ум. Ибо тот, кто боится осуждения, не желает подходить близко к суду. Но слыша: «Это больше не во власти человека, чтобы прийти к Богу на суд», сразу отметим, что есть своего рода суд, который могли бы желать даже проклятые и отверженные. Что это за суд, если не тот, о котором ап. Павел говорит: «Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Кор. 11:31), о котором говорит пророк: «…и нет суда на стезях их…» (Ис. 59:8), и о котором царь Давид говорит: «честь царя любит суд» (Пс. 98:4)[13]. Это означает, что тот, кто сейчас знает Бога по вере, должен для себя четко определить то, что он Ему должен своими делами. Потому также написано: «суд пред Господом, и жди его» (Иов. 35:14)[14]. В действительности судим перед Господом тот, кто созерцает Его в своем сердце, и в Его присутствии с тревожным вопросом рассматривает все свое поведение. Человек тем более уверенно ожидает суда, чем более внимательно и с подозрением ежедневно проверяет свою жизнь. Ибо тот, кто приходит к Нему за окончательным решением, судится Им, а не перед Ним. Об этом также говорит Господь, обращаясь через пророка к забывчивым душам: «напомни Мне, что мы можем судиться; скажите Мне, если есть любая вещь, что может оправдать тебя» (Ис. 43:26)[15].

13. Разум каждого из нас с тревогой должен сильно вопрошать перед Богом о помиловании себя. Следует тщательно взвешивать все то хорошее, которое человек от Него получает, и все то плохое, которое возвращает Ему за Его добро своей злой жизнью. Избранные не перестают это делать изо дня в день. Поэтому царь Соломон сказал: «Мысли праведных правда» (Притч. 12:5)[16], ибо в потаенных местах своего сердца они открывают тайны Судье, зная, как Он резко, в конце концов, поражает тех, кого долго терпел. Они страшатся за совершенные грехи, которые помнят; и омывают их слезами покаяния. Они боятся суда Божия, даже за те грехи, которые они сейчас в себе не могут обнаружить. Ибо, они видят что-то в себе, наблюдая за собой Божественной силой, которой они в себе не имеют по немощи человеческой природы. Они видят сурового Судью, Который ударяет тем тяжелее, чем больше медлит перед ударом. Они также видят святых отцов, сидящих с Ним рядом на суде, и винят себя за то, что пренебрегают либо их словами, либо примером их жизни (см. 2 Кор. 6:2). И в этом месте тайного внутреннего суда, по приговору своей собственной совести, они желают искупить покаянием то, что совершили в гордости. Ибо на внутреннем суде совести они ясно видят все, что в них выступает против них, и не щадят этого. Там, перед их глазами, толпится все, что они должны оплакать; там они видят все, что может вызвать гнев грозного Судьи; там они страдают от страха наказаний. Таким образом, внутри себя они уже несут наказание за все. Ибо совесть обвиняет, ум судит, страх сковывает и боль наказывает. И этот внутренний суд наказывает тем вернее, чем более глубок гнев на самого себя, т.к. он не появляется из ниоткуда и без причины. Когда любой из нас в отношении себя начал это дело внутреннего суда, тогда он и прокурор, который обвиняет, и обвиняемый, которому предъявлено обвинение. Он ненавидит себя таким, каким помнит, что он был; и в лице себя нынешнего, постоянно преследует себя прежнего. И это состязание человека в своем сознании против себя прежнего, приносит мир с Богом. Эта борьба в сердце необходима, поэтому Он сказал, через пророка: «Я наблюдал и слушал: не говорят они правды, никто не раскаивается в своем нечестии, никто не говорит: «что я сделал?»…» (Иер. 8:6). Он принимает эту борьбу сердца, когда говорит Своему пророку о царе Ахаве, обвинившему себя: «видишь, как смирился предо Мною Ахав? За то, что он смирился предо Мною, Я не наведу бед в его дни…» (3 Цар. 21:29).

14. «Это больше не во власти человека, чтобы прийти к Богу на суд» (Иов. 34:23)[17].

В наших силах совершить внутренний суд над собой в нашем уме. Давайте рассмотрим и обвиним самих себя, и накажем себя прежних покаянием. Давайте не будем прекращать судить себя, пока это в наших силах. Давайте внимательно прислушаемся к тому, что сказано: «Это больше не во власти человека, чтобы прийти к Богу на суд». Нечестивым свойственно поступать неправильно, и никогда не каяться в том, что сделали. Ибо они на каждый, совершаемый ими поступок, взирают взглядом слепцов, и никогда не признают, что сделали что-то неправильно, кроме случаев, когда были явно наказаны. С другой стороны, избранные обычно внимательно ежедневно изучают свое поведение, начиная с первых зародышей мыслей, и, изучив их со всех сторон, как бы осушают их до дна, независимо от примесей, которые к ним примешиваются. Точно так же, как мы не замечаем, как растут наши конечности, как увеличиваются наши тела, как меняется наше лицо, как наши волосы превращаются из черных в седые (все эти вещи происходят в нас без нашего ведома), подобным же образом и наше сознание изменяется само по себе, от самой привычки быть спокойным в каждый момент нашей жизни. Мы не заметим этого, если не следим тщательно за нашим внутренним состоянием, и каждое мгновение не взвешиваем свои достижения и неудачи. Ибо в этой жизни стояние на месте равносильно возвращению назад, к нашему прошлому состоянию. Если ум не тормошить, то он подавляется старостью, как оцепенением, потому что, пренебрегая собой и незаметно теряя свои силы, он чахнет, незаметно для себя самого, утрачивая былую мощь. Потому сказано через пророка: «Чужие пожирали силу его и он не замечал; седина покрыла его, а он не знает» (Ос. 7:9). Но, когда ум исследует себя и внимательно себя изучает, принося покаяние, он, распаляясь сокрушением, омывает слезами совесть и избавляется от своей прежней «ветхости». И даже, если он был почти заморожен холодом старости, то и тогда начинает заново светиться силой внутренней любви. Потому ап. Павел предупреждает своих учеников, которые росли в «ветхости» от взаимодействия внутри этой земной жизни: «надо «обновиться духом ума вашего»» (Еф. 4:23).

15. Примеры жизни св. отцов и заповеди Священного Писания помогают, чтобы и нам так жить, и по ним поступать. Ибо, если мы смотрим на деяния святых, и прислушиваемся к Божественным заповедям, то созерцание одного и слушание другого воспламеняет нас. И наше сердце не пребывает онемевшим в оцепенении, ибо оно призвано им подражать. Потому хорошо сказано пр. Моисею: «Огонь на жертвеннике всегда будет гореть, который священник поддерживает, бросая в него дрова ежедневно в первой половине дня…» (Лев. 6:12)[18]. Это «жертвенник» Бога в нашем сердце, в котором огню приказано гореть всегда, чтобы пламя любви из него постоянно поднималось к Богу. И, чтобы оно поднималось, священник должен подбрасывать дрова в него каждый день. Ибо каждый, верящий во Христа, становится членом великого Первосвященника, как говорит ап. Петр всем верующим: «Но вы - род избранный, царственное священство…» (1 Петр. 2:9) и, подтверждает ап. Иоанн: «Ты сделал нас царями и священниками Богу нашему» (Откр. 1:6)[19]. Священник поддерживает огонь на жертвеннике каждый день, потому что необходимо в него каждый день подбрасывать дрова; т.е., каждый верующий, чтобы пламя любви не могло погаснуть в нем, никогда не должен прекращать собирать воедино в своем сердце и примеры тех, кто ушел раньше, и свидетельства Священного Писания. Примеры св. отцов и заповеди Господа, используемые нами для поддержания нашей любви – это и есть «подбрасывать дрова в огонь». Поскольку наша новая жизнь, из-за своего взаимодействия с этим миром, ежедневно «стареет», мы должны поддерживать огонь, чтобы он не угас от привычек нашего прежнего состояния, а мог бы быть возрожден с помощью примеров и свидетельств отцов. И хорошо сказано, что дрова должны быть положены ежедневно в первой половине дня. Нам не совершить хороших дел, если не прошла ночь слепоты. Или, по-другому, поскольку утром, в первой половине дня, каждый верующий должен отложить в сторону мысли об этой жизни, и в первую очередь рассмотреть, что он должен зажечь в своем сердце и какие у него средства для этого есть. Ибо «огонь на жертвеннике» Господа, т.е. в нашем сердце, быстро погаснет, если не будет постоянно обновляться примерами св. отцов и свидетельствами слов Господа.

16. Но в этом месте хорошо продолжено: «…и когда жертва всесожжения помещена на него, он должен сжечь тук мирной жертвы» (Лев. 6:12)[20]. Ибо тот, кто в себе разжигает огонь любви, для всесожжения помещает в него себя, чтобы сжечь все грехи, которые злобно жили в нем. Рассматривая тайны своих собственных мыслей, жертвуя злой жизнью, он ставит себя на алтарь своего сердца мечом преобразования, и возгорается огнем любви. И «тук мирных жертв» сладко пахнет, ибо внутри пылает обновленная любовь, которая примиряет нас с Богом, излучая от нас сладкий запах. Но эта любовь в сердце избранных продолжается неугасимо, поэтому сразу приобщается, что это «вечный огонь, который никогда не оставит жертвенник» (Лев. 6:13)[21]. Этот огонь истины никогда не погаснет, потому что лучи любви возрастают в умах избранных, даже после этой жизни. Ибо это свойство вечного созерцания, когда Всемогущий Бог любим тем глубже, чем больше виден.

17. То, что мы освобождаемся из «глубокой ямы» этой жизни, когда бываем подкреплены Божественным наставлением и примерами тех, кто жил раньше, хорошо показано историей пр. Иеремии, когда для того, чтобы достать его из ямы (см. Иер. 38:11), спускаются вниз веревки и старые тряпки. Что обозначается «веревками», если не заповеди Господа? Ибо они быстро связывают и вырывают нас из глубины нечестия, когда, участвующих в злых делах, нас связывают, ограничивают и поднимают к праведности. Но, чтобы связанного поднять веревками, опущены вниз еще и старые тряпки: это нас укрепляют примеры древних отцов, если Божественные слова не смогли нас до конца пробудить. Сравнивая себя с ними, мы видим, что тоже в состоянии так делать, но мы уклоняемся от этого только через нашу собственную немощь. Если мы озабочены тем, чтобы быть поднятыми из глубины ямы, давайте закрепимся веревками, т.е. давайте соблюдать заповеди Господа. Но давайте также используем и старые тряпки, и с их помощью нам будет легче: т.е., давайте опираться на примеры из предыдущих времен. Ап. Павел использовал «старые тряпки» для того, чтобы возвысить своих учеников, когда приводил примеры древних отцов в своих духовных заповедях, говоря: «другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления» (Евр. 11:36-37), а вскоре после этого: «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще» (Евр. 12:1) и снова: «Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7). Итак, он сначала «опускал в яму веревки», давая духовные наставления, а затем использовал «старые тряпки», обращаясь к примерам предков.

18. Разбуженные голосами многих заповедей, изучив много примеров, вернемся к нашим сердцам, и тщательно изучим все наши деяния. И давайте винить внутри нас все, что нравственно оскорбляет волю Божью, потому что только сильное самообвинение может служить нам оправданием перед строгим Судьей. Ибо мы тем быстрее будем оправданы на этом суде нашей совести, чем более строго считаем себя виновными. И мы не должны упускать возможностей, которые нам предоставлены для этой цели, потому что, по завершению этой жизни, нет больше времени это делать. Ибо, будь это не так, нам бы без причины не сказали: «Это больше не во власти человека, чтобы прийти к Богу на суд». Мы должны помнить о том, что в вечности не сможем сделать, для того, чтобы не пренебрегать тем, что можем сделать сейчас. Теперь перед нашим умом встают обязательства, и постоянно исполняя их, мы можем отвернуть глаза нашего ума от внешнего рассмотрения. Ибо наш ум, если отвлекается на эти видимые внешние вещи, изучая внешнее, забывает, что все это время происходит внутри него. Но, чтобы сохранить его бдительность, его пронзает Своим гневным словом Божественный голос, как многими иглами, чтобы человек, будучи погружен в оцепенение, хотя бы под страхом предстоящего тайного суда, висящего над ним, мог выйти из состояния притворства перед самим собой, что не видит этого суда. Ибо, как мы уже говорили выше, ум, отягощенный привыканием к смертельным привычкам плотской жизни, убаюкивается, как во сне, рассматривая внешние объекты; а после этого, потратив впустую свои силы в поиске видимых вещей вне его, он не имеет силы для созерцания невидимых вещей внутри себя. Потому необходимо, чтобы ум, который ловит вниманием видимые объекты, был поражен невидимым осуждением, поскольку низко пал по злому вниманию к этим внешним объектам; и он должен, будучи поражен, по крайней мере, начать искать те вещи, которые оставил. Священное Писание пронзает сонные сердца своего рода страхом для того, чтобы они не могли цепляться за те вещи, которые приходят к ним извне, и которые их вечно разрушают. Об этих внешних вещах мы не должны слишком много думать, нам необходимо повернуть глаза нашего сердца от внешних временных объектов, к тайному внутреннему суду. Итак, после того, как много было сказано о наказании нечестивых, нам вдруг говорится о тайном суде, который милостиво и справедливо к нам приходит; и некоторые теряют то, что они, казалось, держали, а некоторые получают то, что другие заслуженно потеряли. Поэтому, он продолжает:

Стих 24. «Он сокрушает сильных без исследования и поставляет других на их места» (Иов. 34:24).

19. Это происходит ежедневно. Но это люди не всегда видят, а потому мало боятся. Ибо отверженные никогда не признают свою вину, кроме как под гнетом наказания. А когда наказание откладывается, тогда процветают ошибки. Они теряют состояние праведности и освобождают для других место в будущую жизнь. И они не расценивают это как падение, т.к. не думают о смерти, которая их ждет в вечности. Ибо, если бы они обратили свои взоры к тому, как они вот-вот начнут страдать там, то содрогнулись бы от того, что делают здесь. Но всем ясно, что Всемогущий Бог вынесет свой окончательный приговор, и одних отдаст в вечные муки, а других возьмет к участию в Небесном Царстве. И то, что сейчас происходит ежедневно тайно, затем проявится на открытом суде. Одного за другим, со справедливостью и милосердием, Он сердца некоторых обращает на занятия внешним, а других ведет к внутреннему. Он их вдохновляет искать радость внутри, оставляя тех, кто ищет удовольствия от вещей внешних. Ум одних Он поднимает к Небесным объектам, а других через гордость погружает в самые низменные желания. Для человеческого взора сердца людей заперты, и нам не известно, кто куда отклоняется и направляется; ибо мысли человека не могут быть услышаны. Часто бывает, что в злонаправленном сердце злые мысли не были приведены в действие, но человек уже ограничен злой мыслью, которая бродит на границе его ума. И такой человек, кто бы он ни был, уже пал в глазах внутреннего Судьи, как только ушел в своем желании от вещей внутренних. Но иногда люди после злых дел жизни, с внезапной нежностью возрождаются к надежде на Небесное. Это те, кто в себе искоренил греховное поведение, через собственное обличение заставил себя вернуться в лоно внутреннего покаяния. Люди, помня их прежнее поведение, думают, что они все еще такие, какими они их знали раньше по их прежним поступкам. Но, с другой стороны, эти люди, строго себя рассматривая, нападают на себя прежних, на свои привычки; и пока известно только то, кем они были, но то, кем они уже начали быть – еще неизвестно. Бывает, что и те, кто, по мнению людей, кажется, стоят праведно, уже пали в глазах вечного Судьи, а те, кто до сих пор выглядят павшими перед людьми, уже твердо стоят в Его глазах. Кто из людей мог предположить, что Иуда, имевший служение апостольства, потеряет место в вечной жизни? И кто мог поверить, что разбойник найдет это место в жизни, прямо в самый момент своей смерти? Но Судья, тайно председательствующий, зная сердца этих двух людей, к счастью, восстановил одного и справедливо ниспроверг другого. Одного Он со строгостью изгнал, а другого с милостью обратил. И, пророчествуя устами Своего пророка о том, что во время Его страданий некоторые будут падать, а другие подниматься, Он говорит: «…питье мое растворяю слезами» (Пс. 101:10). Ибо «питье» приносится извне, а слезы изливаются изнутри. Для Господа «смешивать питье со слезами» - означает направлять некоторых от внешних вещей к внутренним, и, наоборот, других отвести от внутренних к внешним.

Таким образом, «Он сокрушает сильных без исследования и поставляет других на их места».

20. Но, как было сказано ранее, это сокрушение сначала происходит изнутри, чтобы выйти наружу впоследствии. В этом сокрушении некоторые внешне иногда кажутся еще крепкими, в то время как внутренне они уже сгнили. Ибо написано: «Перед разорением сердце возвысится» (Притч. 16:18)[22]. Они поражаются в момент своей самой высокой гордости. Потому написано: «…Я приведу в сокрушение блудное сердце их, отпавшее от Меня…» (Иез. 6:9). Радоваться внешним вещам – это блуд души. А гордость надменного человека то, что еще более уничтожает его сердце. Ибо он в падении теряет целостность крепкого здоровья, когда наполняется гордостью даже вследствие какой-либо добродетели. Гордые люди презирают Бога, и, оставив славу Творца, самостоятельно ищут славу для себя. Но те, кто потеряли поддержку своего начальника, понадеявшись на себя, уже пали. Они также разбиваются еще и потому, что, отказавшись от Небесного, ищут земное. Что может быть для человека большим падением, чем отступничество от Творца ради творения, и отступничество от радости высшей, в поисках той, что пребывает внизу? Потому хорошо сказал пророк: «Он унижает грешников до земли» (Пс. 146:6)[23], ибо, потеряв Небесное, каждая вещь, которой они жаждут - земная, и в то время, как они пытаются обрести большее, то, что они ищут, само по себе имеет меньшее значение. Потому пр. Иеремия говорит: «отступив от Тебя, они должны быть написаны на земле» (Иер. 17:13)[24], но, с другой стороны, об избранных сказано: «…радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10:20). Это падение, сначала увлекает ум, чтобы впоследствии продвигаться в направлении внешних действий. Сначала первым раскачивается фундамент мыслей для того, чтобы затем поразить у человека «ткань» его поведения. Итак, мы с величайшей бдительностью должны трудиться для того, чтобы избежать падения именно в том месте, откуда оно берет свое начало. Ибо написано: «Держи сердце твое в бдительности, потому что жизнь исходит от него» (Притч. 4:23)[25]. И снова: «ибо из сердца исходят злые помыслы…» (Мф. 15:19). Поэтому, мы должны бдительно следить, чтобы ум, возвысившись, не пал. Необходимо все, что мы делаем внутри нас, охранять без самовозвышения; ибо, если гниль гордости однажды захватит ум сердца, то внешний вид быстро падет, подобно пустой оболочке. И мы должны знать, что, хотя о некоторых сказано, что они получат силу стоять твердо, когда падут другие, число избранных является фиксированным и определенным. Потому через ангела Филадельфийской Церкви сказано: «…держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр. 3:11).

21. «Он сокрушает сильных без исследования и поставляет других на их места» (Иов. 34:24).

Эти слова можно исследовать и рассмотреть с точки зрения того, что жизнь некоторых будет возвышена, а других – падет. Ибо здесь говорится о надежде, которую питают смиренные, и о гордости, которая возносится, но будет посрамлена. Кто-то может лишиться своих хороших качеств, которыми он гордится. А кто-то, кто ныне презираем, но смирен, может получить от Бога хорошие качества, которыми ранее не обладал. Поэтому давайте с благоговением хранить то, что получили по милости Божией и не отчаиваться от того, что чем-то не обладаем. Мы знаем только о том, чем обладаем сейчас, кем являемся сегодня. Но мы совершенно не знаем о том, что будем представлять собой через некоторое время. Те люди, которых мы, может быть, презираем за их грехи, могут позже раскаяться и ревностью веры значительно превзойти нас. Мы должны понять, что их рост может быть основан даже на нашем падении. Те, над кем мы сегодня превозносимся, высмеивая их неустойчивость в вере, могут превзойти в добродетелях тех, кто думает, что уже стоит на твердом основании. Ап. Павел для того, чтобы сохранить страх Божий в сердцах своих учеников, говорит: «Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть» (1 Кор. 10:12).

Елиуй говорит: «Он сокрушает» и немедленно добавляет: «без исследования [их числа]». Этим подчеркивается, что отпавших так много, что попытка сосчитать их количество превосходит человеческие возможности. Или же он подчеркнул, что все, кто отпал и погиб, уже не считаются в рядах избранных и потому считать их бессмысленно. Пророк, предвидя, что в периоды отсутствия гонений, многие будут приходить в Церковь, руководствуясь не глубокими убеждениями, а лишь внешне исповедуя веру, и их число во много раз превысит число избранных, говорит: «…которым нет числа…» (Пс. 103:25). Как будто он говорит: «Людей, приходящих в Церковь исключительно внешне так много, что их невозможно пересчитать. Своим числом они намного превосходят число избранных. Но такие люди, будучи исключены из числа достойных Царства Небесного, не нуждаются в пересчете». Поэтому сказано через пр. Иеремию: «Вот, наступают дни, говорит Господь, когда город устроен будет во славу Господа от башни Анамеила до ворот угольных, и землемерная вервь пойдет далее прямо до холма Гарива и обойдет Гоаф» (Иер. 31:38-39). Разве кто-то не знает, что городом Господа является Святая Церковь? Под «башней Анамеила» подразумевается благодать Божия. Башня - это то место, в котором сходятся вместе две стены. Пророк говорит о том, что город Господа будет построен от башни Aнамеила до угольных ворот, потому что Святая Церковь, Которой дарована высота Божественной благодати, строится для двух народов – иудеев и язычников. А потому, что количество входящих иногда значительно возрастает, и нечестивые тоже попадают внутрь Церкви, пророк добавляет: «…землемерная вервь пойдет далее…». Этим показывается, что влияние Церкви распространяется даже на тех, кто пребывает в беззаконии неверия и не входит в число, сосчитанных на Небесах. Пр. Исаия тоже говорит о Церкви: «Ибо ты распространишься направо и налево, и потомство твое завладеет народами…» (Ис. 54:3). Церковь распространяется среди великого множества языческих народов; но Она распространяется направо, когда привлекает к Себе некоторое количество праведников, а налево, когда допускает в Себя тех, кто еще пребывает в нечестии. О множестве людей, пребывающих в Церкви, но не попадающих в число избранных говорит в Евангелии Сам Господь: «Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных» (Мф. 20:16).

Но, поскольку, некоторые из них сокрушены, а другие возведены на их место заслугами страдания, а не от несправедливости Того, Кто наказывает («Бог не несправедлив, когда изъявляет гнев» (Рим. 3:5)[26]), приобщается:

Стих 25. «Ибо Он знает дела их, и, потому Он принесет ночь на них, и они будут раздавлены» (Иов. 34:25)[27].

22. Нам следует знать, что грешник может быть низвергнут «в ночь» двумя способами: либо, когда он страдает от наказания извне, либо, когда он ослеплен тайным приговором внутри. Во тьму ночи он падает, когда навсегда теряет свет жизни на основании последнего суда, как написано: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю…» (Мф. 22:13). Он отправляется во тьму внешнюю, потому что теперь по собственному желанию ослеплен тьмой внутренней. Но, опять же, грешник «низвергнут в ночь», когда не видит свет истины, и не знает, что ему делать в будущем. Ибо всякий грех, быстро не уничтоженный покаянием, это и грех сам по себе, и причина греха, и другой грех, который следует за ним, и наказание за грех. Ибо грех, который не очищен быстро покаянием, своей тяжестью вскоре приводит к другому греху. Поэтому он является не только грехом, но и другим грехом, и причиной греха. Ибо с этого греха, поскольку он ослепил ум и привел теперь в еще большую кабалу от другого, берет свое начало вина. Но грех, возникший вследствие предыдущего греха, уже не просто грех, но грех и наказание за грех. Всемогущий Бог по справедливому решению скрывает в сердце грешника то, что он может упасть и в другие грехи, как наказание за свои бывшие грехи. Ибо человека, которого Он не пожелал освобождать, Он карает, оставляя его. Это именно то, что правильно называется наказанием за грех, ибо оно результат слепоты грешника и вынесено решением сверху, как наказание за бывшие преступления. Так устроил для нас Божественный Промысел, предопределив свыше, что за человеческую злобу, предшествующий грех является причиной того, что следует, и, опять же, последующий грех - это наказание за тот, что ему предшествует. Это семя ошибки ап. Павел наблюдает в роде неверных и изменчивых, когда говорит: «Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих…» (Рим. 1:21), и тут же добавил: «то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела» (Рим. 1:24); ибо, даже познав Бога, они заведомо совершили грех гордыни, они им так ослеплены, что не видят грехи, которые дальше совершают. И те, кто не желают исследовать собственное поведение, т.е. причину греха, лишены света понимания, т.к. наказаны за грех. Итак, последующие грехи являются результатом прежних грехов для того, чтобы тот, кто сознательно совершает грех, впоследствии мог пасть, даже невольно, в другие грехи.

23. Таким образом, так предусмотрено, что некоторые ошибки наказываются другими ошибками для того, чтобы сам их рост во грехе мог быть наказанием грешников. Ибо Всемогущий Бог дарует время для покаяния, а извращенный злобой человек, тем не менее, делом продолжает свое собственное беззаконие; и нашей вине, несомненно, позволено увеличиваться пред праведным судом Божиим для того, чтобы за все это Он ударил, наконец, более тяжелым ударом. Так ап. Павел говорит о нечестивых: «пополняют свои грехи непрестанно» (1 Фес. 2:16)[28]; и ап. Иоанну сказано голосом ангела: «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится…» (Откр. 22:11). Потому и царь Давид говорит: «Приложи беззаконие к беззаконию их, и да не войдут они в правду Твою» (Пс. 68:28); и в другом месте: «злыми ангелами Он проложил дорогу для пути Своего гнева» (Пс. 77:49-50)[29]. Господь справедливо разрешает сердцу, отягощенному предыдущими ошибками, быть обманутым и последующими убеждениями злых духов, ибо, когда оно самовольно избрало грех, то заслуженно, согласно его вины, будет увеличено и наказание. Потому и сказано: «…проложил дорогу для пути Своего гнева», т.к. дорога шире, чем путь. «Проложить дорогу для пути Его гнева» означает увеличить причины для Его гнева, потому что те, кто, будучи просвещенными, отказался действовать справедливо, могут стать справедливо ослепленными, и продолжать так действовать, чтобы заслужить большее наказание. Поэтому Он сказал через пр. Моисея: «грехи Аморреев еще не полные» (Быт. 15:16)[30].

Господь через того же пр. Моисея говорит: «виноград их от виноградной лозы Содома, и с полей Гоморры. Их виноградины яд и в гроздьях их горечь. Их вино ярость драконов и ярость аспидов, которые не могут быть излечены. Не сокрыто ли это у Меня? не запечатано ли в хранилищах Моих? В день отмщения воздам им» (Втор. 32:32-35)[31]. Сколько их грехов Он уже показал, и все же далее добавляет: «когда поколеблется нога их и оступится» (Втор. 32:35)[32]. Их наиболее отвратительные злодеяния уже описаны, но все же в день наказания их ожидают еще и другие падения, в результате чего их грехи будут видны в полной мере. Они уже имеют достаточно, чтобы заслужить наказание; но их грех по-прежнему увеличивается для того, чтобы, чем больше согрешат, тем более тяжелое наказание их ожидало. Грех, который является причиной греха, уже заслуживает наказания; но оно по-прежнему откладывается для того, чтобы последующий грех, который будет наказанием за грех предыдущий, увеличил страдания.

24. Но часто один и тот же грех, является одновременно и причиной греха, и наказанием. Мы сделаем это более понятным, если рассмотрим некоторые примеры. Так безудержное чревоугодие в плоти вызывает жар похоти. Но похоть, когда удовлетворяется, часто скрывается либо за ложь, либо даже убийство, страшась мести человеческих законов. Давайте, к примеру, предположим, что человек отдал бразды правления своему чревоугодию, и, будучи преодолен обжорством, он совершил грех прелюбодеяния, а, будучи обнаруженным в прелюбодеянии, он тайно убил мужа неверной жены, чтобы он не довел его до мирского суда. Само прелюбодеяние, находясь между чревоугодием и убийством, вытекая из первого и доводя до следующего, одновременно и грех само по себе, и наказание за предыдущий грех, и причина следующего греха. Ведь на самом деле оно не только грех сам по себе, но и наказание за грех, потому что увеличило вину за чревоугодие; но это и причина греха, потому что посредством него родилось и последующее убийство. Таким образом, один и тот же грех стал и наказанием за предыдущий грех, и причиной последующего греха. Итак, мы видим, что грех вытекает из прошлых грехов; и в то время, как добавляет вину к ним, он сеет также и семена будущих грехов, чтобы заслужить еще большее осуждение. Глаз сердца, ослепленный предыдущим грехом, сбивает с толку разум грешника, поэтому правильно сказано «ночь», ибо свет истины скрыт от глаз грешника. Таким образом, хорошо сказано: «Ибо Он знает дела их, и, потому Он принесет ночь на них, и они будут раздавлены», т.к. те, кто начал совершать преступления, вынуждены быть вовлечены снова во мрак греха, который следует за ними, так что теперь они не в состоянии узреть свет правды, которую они не желали созерцать, когда были еще в состоянии. Но «Господь сказал, что принесет ночь на них» не потому, что Сам приносит в них темноту, а потому, что по Своей милости не просвещает затемненные сердца грешников. Итак, «слепые люди в ночи» - это те, кто не имел желания, чтобы их достали из мрака слепоты.

Отсюда далее продолжается:

Стих 26. «Он поражает их, как беззаконных людей, пред глазами других» (Иов. 34:26).

25. В Священном Писании слово «как» иногда используется для сравнения каких-либо идей или явлений, а иногда для подчеркивания тождественности одного явления с другим. Например, слово «как» используется для сравнения ап. Павлом, когда он говорит: «Как нас не огорчают, а мы всегда радуемся» (2 Кор. 6:10)[33]. А для подчеркивания тождественности ап. Иоанн говорит так: «…И мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин. 1:14). Но при рассмотрении слов Иова (Иов. 34:26) нет разницы, как мы будем понимать слово «как» - для сравнения или для подчеркивания тождественности. Как бы мы не понимали слова Иова, в них явно обозначена греховная жизнь беззаконных людей. Священное Писание специально для обозначения людей неверующих использует слово «беззаконные». Грешник отличается от беззаконника тем, что каждый беззаконник всегда является грешником. Но не каждый грешник является беззаконником потому, что даже верующего человека, ведущего благочестивую жизнь, можно назвать грешником. Об этом говорит ап. Иоанн: «Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя…» (1 Ин. 1:8). Беззаконником же, или иначе нечестивым, называется человек, который находится вне спасительной веры. О таких сказано пророком: «…не воскреснут нечестивии на суд…» (Пс. 1:5)[34].

Святая Церковь является местом созерцания Славы Божией. Люди собраны в Церкви для того, чтобы увидеть Свет Истины, Которым является Сам Господь. Об этом сказано пр. Моисею: «Вот место у Меня, стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя…» (Исх. 33:21-22) и добавлено: «и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади…» (Исх. 33:23). В этих словах «местом» названа Церковь, «скалой» – Господь, а сам пр. Моисей явился образом израильского народа, который не веровал Господу тогда, когда Он проповедовал на земле. Израильский народ стоял на скале, видя только спину Господа, проходящего мимо, потому что после, когда Господом уже была основана Церковь, после Его Святых Страстей и Вознесения, войдя в Церковь, израильский народ увидел только уход Того, Чье присутствие он не замечал, когда Он был с ним.

Все сказанное можно отнести и к тем, кто подпадает под Суд Божий за то, что находится внутри Святой Церкви, но все еще не отказался от своего беззакония. О них ап. Павел говорит: «Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются…» (Тит. 1:16); поэтому о них здесь и сказано: «Он поражает их, как беззаконных людей, пред глазами других». Они находятся там, где реально можно созерцать Бога, но несмотря на то, что их глаза открыты истинами вероучения, Бога они не видят из-за стены своих греховных поступков. Хорошо сказано пророком об иудеях: «…смотрите, слепые, чтобы видеть» (Ис. 42:18), ибо они не видели, как делами подтвердить то, о чем узнали из Священного Писания. Об этом сказано и пр. Валаамом: «…падает, но открыты очи его» (Чис. 24:16). Ибо, пали они в своих делах тогда, когда их глаза были открыты для созерцания.

Точно также те, кто, открывая свои глаза, познает истины веры, но не согласует с ней свои поступки, в действительности являются безбожниками и находятся вне Церкви. Внешне они кажутся верующими и благочестивыми, но внутренне они беззаконники, или иначе – нечестивые. О таких и в другом месте Священного Писания сказано: «Я увидел, как хоронили нечестивых, которые, когда они были живы, были в святом месте, и высоко ценились в городе, как люди праведных дел» (Еккл. 8:10)[35].

26. Особое, присущее Церкви, спокойствие мира таит в себе многих, которые, прикрываясь христианским именем, страдают чумой от своей греховности. Но, если легкое дыхание преследования их настигает, то оно сразу сметает их прочь, как пыль с гумна. Некоторые люди пожелали называться христианами, поскольку со временем имя Христа вознеслось на высоту, и теперь все стараются внешне казаться верными, т.к. видят, что другие называются верующими, и стыдятся сами не выглядеть такими; но они внутренне пренебрегают стать теми, кем желают выглядеть перед окружающими. И приписывают себе реальность внутреннего опыта, чтобы украсить свой внешний вид; но они стоят перед Небесным Судьей с голыми от неверия сердцами, хотя в глазах людей они одеты в святость вероисповедания, по крайней мере, на словах.

27. Некоторые же люди в глубине души поддерживают веру, но недостаточно осторожны, чтобы жить согласно веры и правды. И в своем поведении они совершают то, чего бы стыдились по вере. И поэтому, через злые дела своей жизни, они теряют пред Божественным судом даже то, во что благотворно верят. Ибо они непрестанно загрязняют себя злыми делами, и не верят, что возмездие праведного суда может их настигнуть как наказание за такое поведение. И те, кто пренебрегают жить строго, часто падают в неверие, даже когда никто их не преследует. Ибо те, кто не верят, что строгий суд висит над ними, и воображают, что могут грешить, т.к. не будут наказаны за это, как могут быть названы верными? Поверить, что их не ждет наказание за их нераскаянное зло, означает уже потерять веру. Ибо, когда они презирают поддерживать достойные дела веры, тогда теряют даже ту веру, которой они, казалось, обладали. И порядок уничтожения таких врагов описан пророком под обликом Иерусалима: «разрушайте, разрушайте до основания его» (Пс. 136:7). И ап. Павел говорит: «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3:11). Уничтожить врагов, а затем до основания разрушить Иерусалим, это предоставить возможность злым духам уничтожить сначала здание добрых дел, а затем увлечь также за собой и прочный фундамент веры в сердцах верующих. Ибо дела строятся на вере, как здание на фундаменте. И «разрушить до основания» означает: после того, как разрушены добрые дела, рассеять и силу веры. Потому сказано об Иудее пр. Иеремией: «Сыновья Мемфиса и Тафны развратили даже голову твою» (Иер. 2:16)[36]. «Развратить даже голову» означает то, что укоренение привычки злодеяний повреждает и саму вершину веры. Злые духи, связываясь с душой посредством злых дел, когда не могут загрязнять целостность ее веры, и не могут добраться до головы, тогда загрязняют низшие члены. Но тот, кто поврежден в вере, оскверняет даже голову. Ибо злокачественный дух, если ему уступают, достигает и более высоких членов, когда, через оскверняющее внешнее поведение, развращает болезнью неверия чистоту возвышенности веры. Все эти вещи скрыты от глаз людей, но открыты пред Богом, и многие умирают без веры, пребывая, казалось, в обители самой веры, потому пусть будет справедливо сказано: «Он поражает их, как беззаконных людей, пред глазами других». Ибо они проявляют себя, как благочестивые люди Церкви, но, поскольку, не могут избежать Божественного суда, они поражены, как нечестивые. И это утяжеляет их наказание, поскольку каждый из них, будучи помещен в Церкви вместе с верующими, вольно презирал истинность веры. И тяжелое наказание ждет их, т.к. знание о праведной жизни было открыто им в примерах праведников. Праведные и верные братья, которые в настоящее время стоят рядом с ними, это свидетели обвинения их на грядущем суде. Итак, на самом деле, они знают то, чему пренебрегают следовать. Потому также приобщается:

Стих 27. «Кто отошел от Него, как бы нарочно…» (Иов. 34:27)[37].

28. Мы должны понимать, что грех развивается в трех направлениях. Он совершается либо по незнанию, либо по немощи, либо по осознанному преследованию цели. И мы более жестоко грешим по немощи, чем по незнанию, но гораздо более жестоко по преследованию цели, чем по немощи. Ап. Павел грешил по незнанию, как он сам говорил: «меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии» (1 Тим. 1:13). Но ап. Петр согрешил по немощи, когда одно слово служанки покачнуло в нем все, всю силу веры и он отрекся от Господа словами, отрицая устами Того, Которого верой держал в своем сердце (см. Мф. 26:69 и Мф. 26:33). Грех немощи или невежества стереть легче, т.к. он совершен не преднамеренно, поэтому ап. Павел изменился благодаря познаниям, которых не имел, а ап. Петр укрепил корень веры, поливая его своими слезами, и сберег его от отмирания (см. Мф. 26:75). Но те согрешили намеренно, о которых Сам Учитель сказал: «Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем» (Ин. 15:22) и чуть позже: «…и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего» (Ин. 15:24). Не делать добро, это одно, а ненавидеть Учителя добра – совсем другое. Также одно – это совершить грех по опрометчивости, а другое – грешить сознательно. Ибо часто грех совершается от спешки, а потом, по размышлении, он будет исправлен. И часто случается, что человек, пребывая в немощи, любит то, что является правильным, но не может выполнить это. Но грешить сознательно – это и не любить добро, и не творить его. Потому любить грех – это большее преступление, чем иногда совершить его, и, таким же образом, более греховно ненавидеть правду, чем не выполнять то, что она требует. В Церкви есть некоторые, кто далеки от добрых дел и преследуют это в других, ибо ненавидят в них то, что пренебрегают делать сами. Грех этих людей не совершен от немощи или по незнанию, а только от намерения; потому что, если бы они хотели делать то, что правильно, и были не в состоянии, они бы, по крайней мере, любили в других то, чем пренебрегают в себе. Ибо, если бы они желали сами и для себя того же, то не ненавидели бы это, когда оно сделано другими. Но они презирают их жизнь, с жестокостью гонят их за самые хорошие качества, которые в них видят и о них слышат, поэтому справедливо сказано: «Кто отошел от Него, как бы нарочно…». И далее по праву продолжается:

«…И не поймут ни одного из путей Его» (Иов. 34:27)[38].

29. Он не говорит, что они не поняли по немощи, но говорит «не поймут», потому что люди часто презирают знания о тех вещах, для которых они слишком горды, чтобы сделать. Но сказано, что раб, который не знал волю господина своего и заслужил наказание, бит будет меньше, чем раб, который знал волю своего господина и не выполнил ее (см. Лк. 12:47-48). Они считают, что их невежество обеспечит им безнаказанность за грехи. Но они, несомненно, пребывают в темноте одной лишь гордости, и поэтому не различают, что одно дело - не знать, и совсем другое - отказаться учиться. Не знать - это только невежество, а отказаться узнать - это гордость. И они могут ссылаться в своем оправдании на незнание, в тем меньшей степени, чем больше знание поставлено перед ними даже против их воли. Потому сказал царь Соломон: «разве не мудрость взывает, и не благоразумие ли возвышает голос свой, стоя на вершине высоких мест, над дорогой, на поворотах пути?» (Притч. 8:1-2)[39]. Мы, возможно, могли бы быть в состоянии пройти по пути настоящей жизни в незнании этой Мудрости, если бы Она сама не стояла во всех углах пути.

30. Если бы Мудрость хотела быть скрытой, то было бы необходимо Ее искать. Но после того, как прилюдно открыты тайны Воплощения, после того, как гордым показаны картины смирения, Она поставила себя, как сказано, «на поворотах пути», чтобы мы, идя по пути жизни, даже, если возражаем и не хотим Ее искать, могли бы прикоснуться и споткнуться о Нее, чтобы увидеть то, чем мы пренебрегаем, когда идем мимо. Пусть тогда говорят, что они: «…И не поймут ни одного из путей Его». Ибо пути воплощенной Мудрости - это каждое действие, которое Он совершил. Его пути – это пути жизни, которые Он заложил для тех, кто идет к Нему. Он выделил так много путей для тех, кто приходит к Нему, как много показал образцов для святой жизни. Пророк увидел Его пути смирения, когда, вздыхая, говорил: «О заповедях Твоих размышляю, и взираю на пути Твои» (Пс. 118:15). Так говорят о каждом праведном человеке, который заботится идти по примеру смирения Господа. «Шаги человека утверждаются Господом, и Он благоволит к его пути» (Пс. 36:23)[40], но все надменные люди презирают деяния смирения Господа, поэтому правильно сказано, что они «…не поймут ни одного из путей Его». Эти пути должны проявляться во внешнем, но также обязательно им быть почитаемыми в разумении; ибо то, что в них видно – это одно, а то, что в них ищется - это другое. Что видно в этой жизни глазам смотрящих на праведников, если не унижение, плевки, оскорбления, смерть? Но мы благодаря такому смирению проходим через это к высшей славе. Этими унижениями, которые предшествуют, мы движемся к вечным и славным вещам, которые нам обещаны. Гордые люди видели пути Господни, но отказались понять их, презирая их внешнюю видимость, которую эти пути представляют сами по себе, и они потеряли возвышенные обещания, которые они несут. Нужно понять, что пути Господни, одновременно, терпят смиренно все преходящее и неуклонно ждут, соблюдая то, что должно, чтобы, по примеру Господа, присоединиться к вечной славе, которая приобретается временными мучениями и будет получена. Человек не должен сосредотачивать свой ум на том, что он здесь страдает, а на том, что он ищет в грядущем. Гордые люди на эти вещи взирают закрытыми глазами, потому что, гордясь славой настоящей жизни, они не видят возвышенности смирения Господа. Ибо смирение раскрывает нам свет понимания, а гордость скрывает его. Это своего рода тайное благословение святой жизни, и ум его достигает тем меньше, чем больше наполнен гордостью: он сам его вытесняет из себя, когда расширяется в безумии гордости. Далее следует:

Стих 28. «Так что они могут привести к тому, что крик нуждающихся дойдет до Него, и Он услышит голос бедных» (Иов. 34:28)[41].

31. Когда одни люди гордятся, тогда те, кто угнетен их гордостью, рыдают вслух к Богу. Но, так сказано и потому, что они своим падением, вызвав этот вопль бедных к Богу, дают смиренным духом возможность внутренне взрасти. Поэтому и сказано, что «…они могут привести к тому…», т.е., как бы самостоятельно: таким же способом, мы, например, говорим, что лагерь сражается, имея в виду, конечно же, что сражается не сам лагерь, а люди в нем. Но так сказано может быть и о правителях Церкви, которые оставляют службу проповеди, чтобы участвовать в мирской деятельности, и не осуществляют свои истинные полномочия: «Так что они могут привести к тому, что крик нуждающихся дойдет до Него, и Он услышит голос бедных». Ибо, занимаясь мирскими заботами и оставляя обязанности проповеди, они вынуждают «овец», которые находятся под ними, разразиться громкими криками. И каждый из тех, кто под ними, жалуется о поведении мнимого пастора, который, занимая место учителя, не осуществляет своего служения. И опять же, под «гордостью сильных мужчин» может пониматься высокомерие евреев, а под «криком бедных» - голос язычников. Так, к примеру, под «богачом, пирующем в роскоши» (см. Лк. 16:19-31), разумеется еврейский народ, который использует полноту Закона не для нужд с целью спасения, а для возвышения гордости, который учением заповедей не себя обновляет, а тщеславится, что имеет представление о них. И под нищим Лазарем показано состояние язычников, которых Божественная помощь возвышает тем более, чем менее они опираются на свои силы. И он описан как нищий и больной, потому что языческий мир со смиренным сердцем открыто признает свои грехи. Ибо, как при лечении из раны выходит изнутри гной наружу, подобным же образом, злой нрав выходит из сокровенных частей тела, когда раскрыты тайны в исповеди греха. Итак, когда они грешат, услышан крик бедных; потому что, в то время, как евреи гордятся, сопротивляясь Богу, молитвы язычников достигли Его. Из страха перед бескрайностью и непостижимостью этих решений, повествователь не хочет обсуждать их с доводами, но стремится поклониться им с восхищением, и говорит:

Стих 29. «Ибо, когда Он дарует мир, есть ли кто, чтобы возмутиться? если Он отвратил лице Его, кто может увидеть Его?...» (Иов. 34:29)[42].

32. Пусть никто не обсуждает, почему языческий мир так долго лежал в неверии, в то время как еврейский народ стоял в вере, и почему грех неверия сверг еврейский народ, когда языческий мир поднялся в вере: «Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся» (Рим. 11:20). Пусть никто не обсуждает, почему одни взяты к чудесному дару, а другие отталкиваются в наказании. Ибо, если ты удивлен или возмущен тем, что язычники приняты, «когда Он дарует мир, есть ли кто, чтобы возмутиться?» Если ты поражен потерей евреев, «если Он отвратил лице Его, кто может увидеть Его?...». Ибо так высшая и тайная сила становится ответом на видимую причину. Потому же Господь в Евангелии говорит, когда речь идет о сути этого вопроса: «…славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам; ей, Отче!...» (Мф. 11:25-26), и тут же добавляется, как своего рода причина этого сокрытия и выявления: «…ибо таково было Твое благоволение» (Мф. 11:26). В этих словах, на самом деле, мы познаем образец смирения, чтобы не допустить по опрометчивости того, чтобы обсуждать Божественные замыслы, касающиеся призыва одних и отказа другим. Ибо после того, как Он упомянул и тех, и других, даже Он не указывает на причину, но говорит, в первую очередь, что это было так, как благоугодно Богу; указывая, в частности, что то, что благоугодно Единственному Справедливому, не может быть несправедливо. Потому Он, говоря об оплате работников в винограднике, говорит о равной компенсации тем, кто были вовсе не равны в проделанной работе, а когда тот, кто трудился дольше, попросил большей награды за труд, ответил: «…не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр?» (Мф. 20:13-15). Во всех вещах, что исходят внешне от Него, Его тайная и справедливая воля – единственное объяснение причины. Пусть говорят, поэтому: «Ибо, когда Он дарует мир, есть ли кто, чтобы возмутиться? если Он отвратил лице Его, кто может увидеть Его?...». И потому, что Бог судит одинаково и самое малое, и самое большое в вещах, и дела отдельных людей судит так же, как и всех вместе, приобщается:

«…для народа, или для одного человека» (Иов. 34:29).

33. Нас как будто явно направили на то, чтобы увидеть, что решение, которое произнесено для одного народа, также по невидимому Суду может быть произнесено и для всего человечества; поэтому, если один человек тайно избран, а другой отвергнут, это не несправедливо. И мы видим, что это происходит и с малыми вещами, и с большими, так давайте со страхом в себе посмотрим на это отдельно. Ибо Божественное решение проявляется к одной душе, так же, как и к одному городу; и снова таким же образом, как оно проявляется к одному городу, так же и к целой стране, и как к целой стране, так же и ко множеству народов всего человечества. Потому Господь, настолько внимателен к отдельным лицам, что кажется, как будто бы равнодушен к миру в целом; и снова, так направляет свое внимание на все сразу, как будто бы равнодушен к отдельным людям. Но Тот, Кто все наполняет Своим устроением, все заполняет, даже управляя одной единственной вещью, по-прежнему присутствует во всем, и снова, при управлении миром в целом, присутствует для каждого индивидуально, творящий все без движения, силой собственной природы. Разве не чудо, что Тот, Кто создает и управляет любой вещью, не задерживается на ней, и трудясь, остается в состоянии покоя? Пусть говорят, тогда, что Его решение «…для народа, или для одного человека».

Он переходит от одного человека к роду, и от рода к человеку, и приобщается, чтобы показать, что Иудея справедливо это заслужила:

Стих 30. «Кто повелевает лицемерному человеку править за грехи народа» (Иов. 34:30)[43].

34. Ибо, Иудея не хотела, чтобы истинный царь царствовал над ней, и, следовательно, получила лицемера, как того требовали ее заслуги. Как Сама Истина говорит в Евангелии: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5:43) и, как говорит ап. Павел: «они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи» (2 Фес. 2:10-11). В том, что сказано: «Кто повелевает лицемерному человеку править за грехи народа», может быть также понят и антихрист, как главный лицемер над всеми лицемерами. Это соблазнитель, который может делать вид, что ведет к святости, но сам ведет к беззаконию. Но ему разрешается править за грехи народа, ибо, по правде говоря, они предопределены, чтобы быть под его властью, те, кто, независимо от возрастов, достойны того, чтобы быть его подданными, и кто своими прошлыми и последующими грехами утверждают, что помещены под ним справедливым решением. Антихрист, который царствует над нечестивыми, возникает не от несправедливости Судьи, но от греха больного. Хотя большинство из них не видели его верховную власть, и, тем не менее, порабощены им в состояния, в которые погрузили их грехи. Они, несомненно, почитают его своей злой жизнью, в которой сами не хотят видеть, как он тиранит их. Разве они не его члены, когда стремятся с помощью мнимой святости казаться теми, кем не являются? Ибо он в особом порядке принимает ложную личину, и проклятый человек, и злой дух, ложно объявляют себя Богом: «противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:4). И они, безусловно, уже сейчас входят в его тело, скрывая свои беззакония под прикрытием святости, стремясь якобы к вере, которую отказываются проявлять в своих делах. Ибо, как сказано: «всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34), и потому, чем более свободно они теперь совершают грехи, которых желают, тем более строго грехи тянут их вниз и ставят к себе на службу. Но пусть никто из тех, кто страдает от такого правителя, не винит его, ибо его бытие было подчинено власти нечестивого правителя, несомненно, по его собственной заслуге. Посему он скорее должен винить себя за свои злые дела, чем несправедливость своего правителя. Ибо написано: «Я дам тебе царей в гневе» (Ос. 13:11)[44]. Почему же тогда мы негодуем, что они поставлены над нами, если получили их по гневу Господнему на нас? Если же мы получаем правителей, в соответствии с нашими заслугами, от гнева Божьего, мы должны по их поведению делать вывод в отношении оценки самих себя. Хотя надо заметить, что и избранные часто оказываются под властью отверженных. Например, царь Давид в течение длительного времени терпел царя Саула. Но справедливость этого доказана последующим грехом прелюбодеяния, так что даже он заслуживал того, чтобы быть сильно угнетенным жестокостью того, кто был поставлен над ним: «Так говорит Господь: вот, Я воздвигну на тебя зло из дома твоего, и возьму жен твоих пред глазами твоими, и отдам ближнему твоему, и будет он спать с женами твоими пред этим солнцем» (2 Цар. 12:11).

35. Характеры правителей определяются Богом в соответствии с жизнью их подданных, и часто те, кто, кажется, изначально был хорошим, с принятием власти вскоре изменяются. Об этом нам свидетельствует Священное Писание, когда показывает, как гордость изменила сердце Саула после того, как он стал царем. Потому написано: «не малым ли ты был в глазах твоих, когда сделался главою колен Израилевых» (1 Цар. 15:17). Но поведение правителей настолько зависит от характеров их подданных, что часто поведение даже действительно доброго начальника становится греховным, в результате нечестия его подданных. Посмотрим на царя Давида, о котором Сам Господь свидетельствовал, что очень его ценит и которому открыл многие Небесные тайны, как он, возгордившись, согрешил в отеке внезапной гордости. И хотя согрешил царь Давид, его поданные тоже пережили наказание (см. 2 Цар. 24:1-17). Почему это произошло? Потому что сердца правителей часто расположены в соответствии с заслугами их народа. И праведный Судия обличает вину грешника наказанием тех самых лиц, из-за которых он согрешил. Но, поскольку и правитель предался гордости по своей воле, то и он не освобождается от вины и переживает наказание со всеми за свой грех. Дела правителей и их подданных так взаимосвязаны, что зачастую поведение подданных развращается по вине их правителей, а поведение правителей изменяется в соответствии с заслугами народа.

«Кто повелевает лицемерному человеку править за грехи народа» (Иов. 34:30)[45].

36. Поскольку правители имеют своего собственного Судью, подданные должны быть очень осторожны, чтобы не судить опрометчиво поведение своих правителей. Сам Господь не без причины перевернул столы меновщиков и скамьи продающих голубей (см. Мф. 21:12), что означало, несомненно, что Он судит правителей по поведению их людей, а также то, что Он в Себе имеет познание об их поступках. И даже эти грехи подданных, которые очевидны для суда и которые не осудили правители, несомненно, оставлены для Его суда. Все что делается в духе веры – это часть добродетели, поэтому необходимо терпеливо переносить все от вышестоящего лица. Тем не менее, человек смиренно может предложить изменить и то, что не нравится. При этом, самое пристальное внимание должно быть тогда нацелено на то, чтобы чрезмерное желание справедливости не переросло в гордость: ибо смирение – хозяйка того, что является правильным – может быть утеряно, если правильное начинает желаться без должной осторожности. Человек может дойти до презрения своего начальника, которого он, может быть, сейчас осуждает в какой-то части его поведения. Но ум подчиненных обучается, только охраняя свое смирение от возвышения в гордости, когда он постоянно видит собственную немощь. Ибо, пренебрегая честно свои силы оценивать и считая себя сильнее, чем мы есть на самом деле, мы беремся судить поставленных над нами. И, чем более мы пренебрегаем познанием себя, тем отчетливее видим промахи тех, кого пытаемся судить и обвинить. Это зло часто совершается подданными против своих правителей и правителями против своих подданных. Потому что и правители начинают считать всех своих подданных менее мудрыми по сравнению с ними, и подданные, опять же, начинают судить поведение своих правителей и думают, что они могли бы сделать лучше, если бы обладали властью. Правители часто с меньшей рассудительностью смотрят на свои обязанности, потому что туман гордости закрывает им обзор, а подданные, оценивая себя выше своих возможностей, повторяют ту же ошибку, которую сами же осудили в лице вышестоящем. Поэтому им попускается совершать те же ошибки, которые они осудили прежде в лицах вышестоящих, чтобы им стало стыдно за это, и они могли покаяться. Итак, как правители должны позаботиться о том, чтобы их высокое положение не возносило их умы в гордости от кажущейся особой мудрости, так и подчиненные должны быть осторожны, чтобы не судить поведение своих правителей.

37. Но, даже если поведение правителей обвиняется справедливо, подданные все равно обязаны платить им уважением, даже если они недовольны их действиями. И каждый должен за собой внимательно наблюдать, чтобы ему не захотелось подражать человеку, которого он обязан почитать, и не пренебрегать почтением к тому, кому он пренебрегает подражать. Ибо узкий путь правды и смирения должен поддерживаться настолько, чтобы, даже оскорбившись на предосудительное поведение своих правителей, ум подданных не мог отойти от соблюдения уважения к их чину. Это хорошо показано на примере, когда к пьяному Ною, лежавшему нагим, подошли с почтением его сыновья и, не глядя на него, прикрыли его (см. Быт. 9:23). Что имеется в виду под тем, что они прикрыли обнаженного отца одеждой, не позволив себе и взглянуть на наготу его, за исключением того, что хорошие подданные, будучи даже обижены проступком своих правителей, тем не менее, скрывают их от других? Они покрывают его, стоя к нему спинами и не взглянув на него, потому что, судя дела его и почитая его должность, они не хотят обсуждать обнаруженный ими грех.

38. Но есть такие люди, которые пытаются в своем новоначалии рассуждать духовно и, наблюдая за поведением вышестоящего, который направил свои мысли только на мирские и временные объекты, начинают роптать на Промысел о его неправильном назначении как того, кто подает примеры устремленности к мирской жизни. Эти люди недостаточно осторожны, и не хотят удержать себя вдалеке от порицания своих правителей (даже если того требует справедливость) и через это могут перейти даже на обвинение Творца. Но в Его оценке один и тот же поступок, совершенный по скромности, может быть признан правильным, а по гордости – неправильным. Ибо власть, имеющего должность, не может быть осуществлена без участия в мирских заботах, поэтому Всемогущий Господь по милости, в Своем чудесном устроении, часто накладывает бремя правления на твердые и трудолюбивые сердца для того, чтобы нежные умы духовных людей могли быть освобождены от мирских забот, и для того, чтобы им можно было в большей безопасности скрыться от суеты мира, пока другие более охотно трудятся в мирских тревогах.

39. Зачастую, как было сказано, Милосердный Бог так нежно любит некоторых, что с заботой удаляет их от внешних занятий. Так и отец семейства назначает своих слуг к той работе, от которой освобождает своих сыновей; его сыновья спокойны и чисты, а слуги в работе испачканы грязью. И это Божественное устроение показано нам в самом устроении ветхозаветной скинии. Ибо пр. Моисею устами Бога было велено соткать покрывала из виссона, имеющие алый и синий цвет, чтобы покрыть Святая Святых. Также было приказано для покрытия скинии сделать покрывала из козьей шерсти и шкуры, чтобы они могли выдержать дождь, ветер и грязь. Что же мы должны понимать под шкурами и козьей шерстью, которыми прикрыта скиния, если не грубые умы людей, которые иногда, не важно, кто они, помещаются на высокие церковные должности тайным судом Божьим? Такие люди не боятся мирских забот и могут вынести ветры и бури искушений, которые возникают из противостояния в этом мире. А что обозначается виссоном, если не жизнь святых людей, нежная и блестящая? Их красота сохраняется, потому что тщательно скрыта внутри скинии под шкурами и шерстяными покрывалами. Итак, для того, чтобы виссон мог блестеть, а орнамент быть выложен алыми и синими петлями, шкуры и козья шерсть должны терпеть дожди, ветры, и грязь от внешнего мира. Потому те, кто продвинулся в духовном опыте в лоне святой Церкви, не должны презирать деяния своих руководителей, когда видят, что те занимаются делами мира. Ибо, они в безопасности познают Божественные тайны, благодаря помощи тех, кто воюет и страдает от бурь внешнего мира. Как виссон сохранит благодать своего сияния, если дождь коснется его? И что осталось бы от пышной яркости алого и синего, если дорожная грязь и пыль испачкает их? Пусть сильная текстура шерсти будет помещена над виссоном, чтобы противостоять пыли; и яркость голубого и алого пусть будет спрятана под ней, оставляя красивый орнамент не испорченным. Пусть те, кто занимается только духовным, украшают Церковь. Пусть те, кого не утомили труды мира, охраняют Ее. И пусть тот, кто теперь блестит духовной яркостью в Святой Церкви, не будет роптать на своего начальника, который участвует в деятельности мира. Ибо, если ты спрятан внутри как орнамент, можешь ли винить козью шерсть, которой защищен?

40. Некоторые люди вопрошают, а иногда и жалуются, почему в то время, как руководители погружены в мирские заботы исключительно в интересах тех, кто под ними, многие в Церкви следуют их примеру. Ибо кто может отрицать, что очень вредным является то, когда человек видит, что мирские заботы тревожат пасторов больше, чем Небесные объекты? Но это не несправедливо, если мы вспомним, как мы уже ранее говорили о том, что правители назначаются в соответствии с заслугами тех, кто под ними. Грехами, которые они совершают тайно и своевольно, они сами требуют от своих пастырей плохого примера для подражания. Это попущено благим Господом для того, чтобы праведный суд над гордым человеком, который сам отходит от пути Творца, дал ему возможность споткнуться посредством руководства его пастора на том пути, которым он идет. Потому пророк сказал с рвением того, кто объявляет, а не того, кто проклинает: «да помрачатся глаза их, чтоб им не видеть, и чресла их расслабь навсегда» (Пс. 68:24), как будто он сказал ясно: «Пусть те, кто назначены определять направление человеческих действий, сами не видят свет истины для того, чтобы их подданные, которые следуют за ними, могли быть еще больше согнуты вниз под бременем своих грехов, и потеряли свое мнимое ощущение праведности». И мы, безусловно, знаем, как это произошло в Иудее, когда, в пришествие нашего Искупителя, множество фарисеев и священников, имея глаза разума закрытыми, выступили против Истинного Света, и люди, следуя примеру своих правителей, блуждали вместе с ними в темноте неверия.

41. «Кто повелевает лицемерному человеку править за грехи народа» (Иов. 34:30)[46].

Теперь можно порассуждать о том, почему в этом месте сказано, что Господь ставит лицемеров царствовать, когда в другом месте устами пророка Он жалуется, говоря: «царствовали, но не от Меня: они стали князья, и я их не знаю» (Ос. 8:4)[47]. Тот, кто размышляет прямолинейно, может прийти к выводу, что люди делают то, о чем Господь ничего не знает. Потому, надо понять, что знание Божье – это одобрение от Него, а Его незнание - это неодобрение. Потому Он говорит тем, кого отвергает: «не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды» (Лк. 13:27). А иногда говорится, что Бог сделал что-то, чтобы обозначить, что Он по своему праведному Суду позволил произойти тому, что запрещает. Поэтому Писание говорит, например, что Бог ожесточил сердце фараона Египта, чтобы позволить ему быть жестоким. Итак, удивительным образом, Бог дает лицемерам царствовать, и не знает их. Ибо, Он дает им царствовать для наказания подданных; но Он не знает их, отвергая их за грехи злых сердец. Потому о каждой вещи, которая желаема нами в этой жизни, следует, в первую очередь, спросить внутренне у Божественной Воли. И, когда ухо сердца стремится поймать Его звук, пусть человек показывает то, что услышал, не на словах, а на деле. И, когда человеку предлагают занять начальственный пост, ему в первую очередь необходимо спросить себя: подходит ли мое поведение к предлагаемому месту, будут ли мои деяния соответствовать тому, что будет требоваться, чтобы потом, быть может, Правитель всего не отклонил мои скорбные молитвы просто потому, что Он не знает о назначении меня на этот высокий пост, который для меня явится в конце источником скорби.



[1] Но Он не смотрит и на лица князей и не предпочитает богатого бедному…

[2] …потому что все они дело рук Его.

[3] Внезапно они умирают; среди ночи народ возмутится, и они исчезают…

[4] И придут к тебе с покорностью сыновья угнетавших тебя, и падут к стопам ног твоих все, презиравшие тебя…

[5]и сильных изгоняют не силою.

[6] Не говори: «я грешил, и что мне было?», ибо Господь долготерпелив.

[7] А Он дает ему все для безопасности, и он на то опирается…

[8] Цитата на церковнославянском языке: В руку руце вложив неправедно, не без муки будет злых.

Цитата в Синодальном переводе: Можно поручиться, что порочный не останется ненаказанным; семя же праведных спасется.

[9] будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их.

[10]в тот день исчезают [все] помышления его.

[11] Примечание: Переводчиком отмечено, что в некоторых текстах после слов «они были созданы», также цитируется как добавление к оригиналу: «От видения своего Правителя, они получили разумение, что должны пребывать в себе, не падая. Итак, для их поддержания было использовано прекрасное средство: в то время как они знают, что могут утратить свою собственную твердость, они считают, что обязаны стоять непреклонно по воле своего Правителя. И чем лучше они видят, что, будучи изменчивы, могут упасть, тем ближе они сами по своей воле, чтобы не пасть, приближаются любовью к своему Владыке. Зная собственную изменчивость, они также знают, что по-прежнему могут пасть, но рукой любви ближе держатся к Творцу, чтобы этого не случилось».

[12] Потому Он уже не требует от человека, чтобы шел на суд с Богом.

[13] И могущество царя любит суд...

[14]суд пред Ним, и - жди его.

[15] припомни Мне; станем судиться; говори ты, чтоб оправдаться.

[16] Промышления праведных – правда…

[17] Потому Он уже не требует от человека, чтобы шел на суд с Богом.

[18] а огонь на жертвеннике пусть горит [и] не угасает; и пусть священник зажигает на нем дрова каждое утро…

[19] и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему…

[20]и раскладывает на нем всесожжение, и сожигает на нем тук мирной жертвы;

[21] огонь непрестанно пусть горит на жертвеннике и не угасает.

[22] Погибели предшествует гордость…

[23] Смиренных возвышает Господь, а нечестивых унижает до земли.

[24]Отступающие от Меня будут написаны на прахе…

[25]храни сердце твое, потому что из него источники жизни.

[26] …не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев?

[27] потому что Он делает известными дела их и низлагает их ночью, и они истребляются.

[28] …всегда наполняют меру грехов своих…

[29] послал на них пламень гнева Своего, и негодование, и ярость и бедствие, посольство злых ангелов; уравнял стезю гневу Своему, не охранял души их от смерти, и скот их предал моровой язве;

[30] …ибо мера беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась.

[31] Ибо виноград их от виноградной лозы Содомской и с полей Гоморрских; ягоды их ягоды ядовитые, грозды их горькие; вино их яд драконов и гибельная отрава аспидов. Не сокрыто ли это у Меня? не запечатано ли в хранилищах Моих? У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них.

[32] …когда поколеблется нога их…

[33] нас огорчают, а мы всегда радуемся…

[34] Цитата на церковнославянском языке.

[35] Видел я тогда, что хоронили нечестивых, и приходили и отходили от святого места, и они забываемы были в городе, где они так поступали…

[36] И сыновья Мемфиса и Тафны объели темя твое.

[37] за то, что они отвратились от Него…

[38]не уразумели всех путей Его

[39] Не премудрость ли взывает? и не разум ли возвышает голос свой? Она становится на возвышенных местах, при дороге, на распутиях;

[40] Господом утверждаются стопы такого человека, и Он благоволит к пути его:

[41] Так что дошел до Него вопль бедных, и Он услышал стенание угнетенных.

[42] Дарует ли Он тишину, кто может возмутить? скрывает ли Он лице Свое, кто может увидеть Его?...

[43] чтобы не царствовал лицемер к соблазну народа.

[44] И Я дал тебе царя во гневе Моем,…

[45] чтобы не царствовал лицемер к соблазну народа.

[46] чтобы не царствовал лицемер к соблазну народа.

[47] Поставляли царей сами, без Меня; ставили князей, но без Моего ведома; из серебра своего и золота своего сделали для себя идолов: оттуда гибель.


 

What format of religious education for children is needed according to your oppinion?

Loading...

Today

Tuesday June 25, 2019 / June 12, 2019

2nd Week after Pentecost. Tone eight.
Apostles' (Peter & Paul) Fast. Food with Oil

Venerable Onuphrius the Great (400). Venerable Peter of Mt. Athos (734). Opening of the relics (1650) of St. Anna of Kashin (1338). Venerable Arsenius, abbot of Konevits (1447). Venerable Onuphrius, abbot of Malsk (Pskov) (1492). Venerables Bassian and Jonah, monks, of Petroma (Solovki) (1561). Venerables Onuphrius and Auxentius, monks, of Vologda (1521). Venerable Stephen of Komel, abbot of Ozersk Monastery, Vologda (1542). Venerables John, Andrew, Heraclemon, and Theophilus, hermits of Egypt (4th c.). St. John the Soldier of Egypt (6th-7th c.). Venerable Onuphrius, abbot of Katrom Monastery (Vologda) (16th c.). St. Julian of Dagouta at Constantinople (Greek). New Martyrs Onuphrius, bishop (1938), and with him: Anthony, Barsanuphius and Joseph (1937), and bishop Alexander Kharkovsky. St. Olympius, bishop and confessor who suffered in Thrace (4th c.). St. Timothy the Hermit of Egypt (4th c.). St. Cunera, virgin-martyr of Rhenen (451) (Neth.). Venerable John (Tornike) of Mt. Athos (998) (Georgia). Finding of the relics (1672) of St. John of Moscow, fool-for-Christ (1589). Synaxis of All Saints of St. Onuphrius Monastery at Jablechna (Poland). Miracle-working icons of the Theotokos (14th c.) and St. Onuphrius (14th c.) at St. Onuphrius Monastery (Poland).
Монастыри и храмы УПЦ Десятинный монастырь